Формат имеет значение!
Мы в соцсетях:

На орбите

Александра Мацкевич
ЦО "Кудрово"

Космонавт, пожалуй, одна из самых интересных профессий, как для ребёнка, так и для взрослого. Полеты в космос только с первого взгляда кажутся простыми. Мы поговорили с космонавтом Андреем Борисенко, для того, чтобы узнать, как же всё обстоит наверняка.

 

— Андрей Иванович, каким был ваш путь в профессию?

 До отбора в отряд космонавтов я почти 15 лет отработал в центре управления полётами, участвовал в очень многих операциях космонавтики и прошёл все ступеньки от инженера до сменного руководителя полётом. В отряд космонавтов я попал в 2003 году.

А вот свой первый скафандр я надел задолго до того, как осуществился мой первый космический полёт.  Перед полетами следует длительный курс общекосмической подготовки.

На орбите

 

— Какими обязательными качествами должен обладать человек, который хочет стать космонавтом?

Кандидат должен иметь техническое инженерное, лётное, медицинское, либо естественнонаучное образование. Ну и, кончено, важно, чтобы у человека была крепкая нервная система, хорошая физическая форма и отменное здоровье.

— Сколько времени обычно проходит с момента начала подготовки до реального полета?

Как правило, от 6 до 12 лет.  За это время должна пройти подготовка, которая включает большое количество серьезных тренировок.

 

— Какие это тренировки?

 Главное правило для космонавтов — это просто систематически заниматься спортом, тренировки в бассейне «гидроневесомости». У нас есть расписание, которому мы следуем как в космосе, так и на земле. Тренировками в спортзале я занимаюсь примерно 3-4 раза в неделю. Очень люблю спортивный бадминтон.

Это действительно очень хорошая физическая нагрузка.  Один из важных тестов для любого космонавта – это тренировка в сурдокамере. Нужно провести 64 часа без сна в закрытой шестиметровой комнате. Если не пройдешь этот тест, получишь замечание от медицинский оперативной группы. Просто поставят вопрос о готовности работать в профессии. Конечно, сложно находиться столько времени без сна в режиме непрерывной деятельности, но это вызов самому себе и своему организму.  Еще одно серьезное лично для меня испытание – это программа «РНД». Все делается для того, чтобы вывести космонавта из эмоционального равновесия, а его задача «держать себя в руках».

 

— Что вас больше всего впечатлило при полёте в космос?

 Поскольку я много лет проработал в космической отрасли, казалось, что всё давно изведано и известно. Но, пожалуй, главное, что ты не можешь узнать и ощутить на земле – это состояние невесомости.  Так ты не чувствуешь, например, что перевернулся вниз головой. Нет никаких отрицательных ощущений как на Земле. Какое бы положение ты там не занял, как бы оно не было сориентировано ввиду условных пола, стен и потолка, ничего не меняется. Это сложно объяснить, это можно ощутить только при космическом полете. Реакция на невесомость у каждого человеческого организма индивидуальна. Еще могу сказать, что вид Земли из космоса –  совершенно непередаваемое зрелище. Это такое невероятное буйство красок! Причем, отмечу, что никакие фотографии или видеозаписи не могут передать то, что видит космонавт, так сказать, вживую.

На орбите
—Ваше отношение к планете Земля как-то поменялось после полёта в космос?

Часто можно услышать о том, что нашу планету нужно беречь, потому что она маленькая и хрупкая. Так вот, когда ты видишь её из иллюминатора, понимаешь что она действительно маленькая и хрупкая.  Хрупкая, потому что из космоса очень заметны все неприятности, которые у нас тут происходят: разливы нефти, пожары и другие экологические катастрофы. А маленькая, потому что, посмотрев из иллюминатора направо и налево, я одновременно увидел Северное побережье Великобритании и Южное побережье Африки.

 

— Как долго космонавт может находиться в открытом космосе, и как долго в открытом космосе находились вы?

К сожалению, ни в первой, ни во второй экспедиции на мою долю не выпала внекорабельная деятельность (у нас работа в космосе называется ВКД—внекорабельная деятельность). Сам выход в открытый  космос— это серьёзнейшая техническая операция, которая заранее готовится, заранее отрабатывается на Земле, в частности в бассейне гидроневесомости.  Работа в открытом космосе планируется заранее, еще до полета.

Само время нахождения зависит, в первую очередь, от ресурсов скафандра. Максимально возможный ресурс для нахождения в космосе — это примерно 7 -7,5 часов. Если время затянуть, может встать вопрос возможности вовремя вернуться на борт космического корабля Международной космической станции.

 

— Мы можем по-разному представлять жизнь космонавтов на орбите. Расскажите, как на самом деле проходит ваш космический день?

 Мы живем по расписанию, которое составляет Земля. Наш день начинается в 6 утра. Отбой должен происходить не позже 10 вечера, но, как правило, редко удается лечь вовремя, потому что работы на борту очень много. Это ремонтно-восстановительные работы, управление бортовыми системами, поиск расходных материалов и т.д.

Примерно два-три часа в день мы уделяет физическим тренировкам для подержания формы: используем беговую дорожку, велоэргометр и специальный силовой тренажёр под названием «Аэро». Конечно, стараемся оставить хотя бы немного времени для отдыха, ответа на письма или осуществления звонков на Землю. Кстати, на сон в космосе требуется немного меньше времени, чем на земле. Ну, конечно, еще на борту у нас есть завтраки, обеды и ужины.На орбите

 

— А что насчёт еды? Есть ли какие-то особые космические вкусности?

 На борту обычно очень много вкусностей, но, пожалуй, самая экзотическая — это маленькая баночка чёрной икры, которую мы обычно оставляем на знаковые праздники (новый год, чей-то день рождения). У каждого свои вкусы: кто-то любит орехи, джем или шоколад. Все эти вещи дополняют космический рацион. Наши семьи тоже отправляют на борт дополнительные посылки.

 

— Существуют ли у вас на борту традиции, которые обязательно соблюдаются перед полётом в космос?

Существует традиция выходить из гостиницы «Космонавт»  на Байконуре к автобусу, который повезет нас потом на стартовую площадку под музыку «Земля в иллюминаторе».

Еще перед пуском или днём старта весь наш экипаж в полном составе смотрит фильм «Белое солнце пустыни». Есть  и достаточно забавная традиция, которая пошла со времен  Гагарина и Королёва. Когда космонавт уже перед подъемом на лифте в ракету получает дружеский толчок под  под пятую точку. Это называется «придать ускорение». И такое ускорение имеют право придавать космонавтам только те, кто их сопровождает до старта. А это генеральный конструктор, председатель госкомиссии или руководитель отряда космонавтов.

 

— Вы говорите о многих традициях, которые сохранились со времён Гагарина. А остались ли «позывные»?

 Сейчас радиообмен ведётся нормальным, открытым, человеческим языком. Даже позывной международной космической станции теперь не какой-то номерной или условный, там «Заря», «Буран» и так далее, а «МКС».

—МКС, ответьте,- обычно обращаются к нам. В первом полёте у нас был позывной «Тарханы», а во втором —«Фаворы». Вы знаете, позывные космонавты выбирают себе сами.  «Тарханы»—это место, где родился Лермонтов. Мой командир Саша Кутяев родом из тех мест, поэтому он предложил позывной «Тарханы», а мы поддержали, потому что иметь такой позывной — это большая честь.

 

— Как долго происходит восстановление космонавта после полёта?

 Как правило, через две — три недели, ты уже начинаешь чувствовать себя отдохнувшим: ходишь, бегаешь, прыгаешь. Но, на самом деле, это только субъективное ощущение.

Но на самом деле, организму для реабилитации требуется примерно столько же времени, сколько занимает и сам полёт. То есть, если вы неделю летали в космос,—то неделя потребуется и на реабилитацию, если полгода,—то это полгода, если год,—то это уже чуть больше года.  При этом, есть параметры, которые больше так и не восстанавливаются.  Например, за каждый полёт уменьшается содержание кальция в нашей костной ткани.

—Что бы вы посоветовали молодым людям, которые хотят стать космонавтами?

Если молодые люди поставили перед собой цель стать космонавтом, хочу пожелать, идти к этой мечте, понимая, с одной стороны,  всю сложность её, а с другой стороны — всю сложность жизни космонавта. Нужно понимать, что образ жизни в этой профессии накладывает множество ограничений, как на самого космонавта, так и на его семью. А ещё для того, чтобы эмоционально себя поддерживать на этом очень долгом пути, хочу пожелать почаще смотреть наверх, на звёзды.

Похожие публикации
23.02.2022

Как в моей жизни зажёгся «Огонёк добра»

#
Истории
23.02.2022

«Не спорь! Я знаю как лучше» или как родители выбирают профессии за детей

Хуже отсутствия выбора может быть только                                        нелюбимая работа. —В детстве я хотела быть стюардессой, но мама настояла на том, чтобы я шла учиться на бухгалтера. Мол, вырастишь, семья будет, муж, дети, а тебя неделями дома не будет, а глядишь и случиться что может, так быть не должно. У женщины всегда должна быть стабильная безопасная […]

#
Истории
30.09.2021

Звуки-знаки. Как детская киностудия «Жираф» помогает глухим детям быть услышанными

Статья о том, как дети с нарушением слуха раскрывают собственные таланты в области актерского мастерства.Все это происходит в рамках проектов “Вижу смысл” и “Звуки-знаки” от детской киностудии “Жираф”.Интервью с создательницей и с одним из актеров сериала также будут прикреплены.

#
Истории
21.05.2021

Жить в памяти

Что такое историческая память? Зачем нам, новому поколению помнить о Великой Отечественной войне? Интересно ли это современным детям? Знают ли они военную историю своей семьи и должны ли интересоваться этим?

#
Истории
01.12.2020

Дай, Бим, на счастье лапу мне. Истории брошенных животных, которых удалось спасти

Многие мечтают о том, чтобы в их жизни появился питомец, потому что он будет любить и радовать. А если что-то происходит не так как ожидалось … его просто выбрасывают. С глаз долой, из сердца вон? Лишь некоторым из таких животных может повезти обрести новый дом и снова поверить людям. Рассказываю о них.

#
Истории
22.11.2020

Налегке. История девушки, прошедшей опыт борьбы с анорексией

«Мне просто не нравилось, как я выгляжу», — признается 17-летняя Маша. В 14 лет она решила, что в себе нужно что-то менять. Когда девушке поставили диагноз «анорексия», её вес был на килограмм больше, чем сейчас. 

#
Истории